Я - ПИЛОТ. Автор Соломон Каплун (дельта13)

Песни, стихи, анекдоты, приколы, фотожабы и прочее творчество на парапланерную тематику.

Модераторы: maksimka, Scipio

Аватара пользователя
maksimka
Сообщения: 1006
Зарегистрирован: 06 май 2009, 22:43
Начал(а) летать: 16.06.2009
Летаю на куполе:: SOL
Имя: Наталья
Откуда: Санкт-Петербург, ст. метро "пр. Большевиков"
Контактная информация:

Я - ПИЛОТ. Автор Соломон Каплун (дельта13)

Сообщение maksimka » 10 дек 2010, 12:18

Соломон Каплун начал летать в 1975 г. Проще он о себе сам сказал словами из песни :
"Ты у меня возьми, что хочешь, Но только крылья мне оставь...". И еще: "76-ой годик пошел, а всё полётываю - не отпускает высота.Но чаще летает сын. Ну, и всё..."

Я - ПИЛОТ!

1. У нас во дворе.
Судя по моей натуре, мои далекие - в глубине тысячелетий - предки, видимо были птицами. Многократно менявшиеся условия жизни или какие-либо другие причины, приземлили моих пращуров, и, изменяясь в течение многих веков, они постепенно становились людьми. Но какой-то ген, частица и основа птичьей души, путешествуя из поколения в поколение, попал ко мне, живет во мне, щекочет мое "я", побуждает меня оторваться от земли, подняться в воздух, уйти в высоту...
С этим чувством прошло мое детство, прошли отрочество и юность. Не только в желании и мечтах, в постоянных полетах во сне, где я никогда не ходил по земле, но и в неумелых попытках взлететь, полетах с зонтиком и самодельным парашютом проходили годы...
Жили мы в Ташкенте, в одном дворе с моим дядькой, маминым братом. Дом дяди Натана был огромным. У него были толстые стены в два с половиной обожженного кирпича крупного старого формата, комнаты высотой в четыре с половиной метра с резными, разукрашенными потолками, цинковая крыша, просторная терраса и об'емнейший погреб под ней. В этом доме всегда было прохладно даже в сорокаградусную ташкентскую жару и тепло зимой, хоть и не каждый день топилась толстенная голландская печь.
Наш дом находился в этом же дворе. Раньше это был коровник ,но в 1927 году дядька пригласил моих мать и отца переехать с голодающей Украины в Ташкент - город хлебный .Коровник переделали под жилье с двумя крошечными комнатами, и они стали там жить. Через пять лет там появился и я.
В начале Великой отечественной войны в наш двор приехали многочисленные ближние и дальние родственники с Украины и России. Они были беженцами. В нашем доме всем им по возможности был дан уют - кому угол, кому сундук с подстилкой, кому место на гардеробе. Я остался спать на своей кровати ,под кроватью спала бабушка Соня, а мать и отец спали под большим обеденным столом, потому что на столе спала мамина сестра тетя Сарра с двумя детьми. Всего в этом с позволения сказать доме расположились около сорока человек.
Мне тогда было восемь лет. Среди беженцев было много детей, т.е.моих двоюродных и троюродных братьев и сестер. Сейчас трудно себе представить, что это был за балаган ,это надо было видеть. Жизнь была трудной, очень трудной. Хоть Ташкент и был городом хлебным, но прожить на зарплату нечего было и думать. Отец всю жизнь был сапожником и к началу войны работал в сапожной артели. Всех родственников ему удалось устроить на работу по мастерским и конторам. Двоюродный брат двенадцатилетний Фимка-сын тети Сары - тоже начал сапожничать и постепенно стал неплохим мастером. В дом дяди Натана тоже приехало много родственников ,и, как и все в этом дворе, они занялись сапожным делом. Но основной заработок был, естественно, не зарплата. В этом дворе с двумя домами была своя подпольная сапожная артель. Шили для рынка босоножки, тапочки, туфли.
Работали в основном ночами в дальних от улицы комнатах и углах, каждую минуту ожидая стука в калитку и прихода милиционера, т.к.весь материал был, естественно, ворованным или купленным у воров.

2. Первый полет.

В огромном и высоком сарае дяди Натана был склад материала. Это была широкая и не очень глубокая - с пол-метра - квадратная яма. В ней-то и содержался этот материал - обрезки кожи. Она была доверху наполнена этими обрезками. Мы снимали доски, закрывающие яму, и прыгали в кожу с разбега. А рядом, под самый потолок, была пустующая клеть для свиней.Тут-то и состоялся мой первый полет.
Нас было трое: Фимка, Вовка из Москвы и я. Меня вдруг осенило, и я помчался в дом за зонтиком. Когда я вернулся, Вовка уже сидел под потолком на клети, готовясь спрыгнуть.
- О,Семка, давай зонт! Во, здорово!
Я поднялся на цыпочки и протянул ему зонт. Он едва достал его - высоковато. Уселся на краю, раскрыл зонт. Мы с Фимкой раскрыли рты и глаза.
- Спрыгнешь? - спросил Фимка.
- Страшновато...- Вовка сплюнул в сторону. У него была такая привычка.
- Прыгай! - сказал я.-Ну,прыгай!
Вовка еще с минуту колебался. Подвинулся к краю,сидя на корточках. Взял зонт в правую руку.
- Щас...Семка, убери вон тот толстый кусок.
Я убрал.
Он прыгнул. Зонт вырвался из его руки и он, по-кошачьи крутнувшись в воздухе, упал на четвереньки, уткнувшись лицом в жесткие обрезки. Тут же встал, выплюнул в сторону какую-то грязь.
- Ух,ты...
- Не больно? - спросил я.
- Не...
Он был сильно возбужден и немного бледен.
- А теперь я! - я побежал за зонтиком,который скапотировал за бочку,протянул его Фимке.
- Подашь мне зонт...
Я полез наверх.
Сверху высота показалась мне очень большой, гораздо больше,чем снизу.Нет, я пожалуй, не спрыгну.Нет, не спрыгну.Вовка спрыгнул, а я...я не хочу.Нет,я не боюсь,конечно. Просто не хочу и все.Сейчас я слезу,мне пора уроки делать.Я в третьем классе.Да,я ведь почти отличник и чтобы стать отличником,нужно идти и делать уроки.
- На!-крикнул снизу какой-то маленький Фимка,протягивая зонт.И Вовка стал меньше,почему-то. Цепляясь за балку,я вытянул вниз левую руку и дотянулся до зонта.И вдруг сознание мое как-то изменилось.Страх перед высотой перерос в трагическую безвыходность. Сейчас я шагну в эту пропасть.Мои руки сами раскрыли зонт.Я вдруг вспомнил,что Вовка летел без него.Теплый комок резко толкнулся у меня в груди - с Вовкой ничего не случилось и надо лишь крепче держать зонт.
Я вцепился в ручку двумя руками,сидя на корточках,сдвинул ступни и прыгнул.
Зонт упруго дернул мои руки,но я держался за него как за саму жизнь и никакая сила не могла бы вырвать его у меня...Мой первый полет продолжался не дольше секунды, но в этот кратчайший миг в мои нервы,в мое сознание само собой навечно влилось ощущение опоры на воздух. Я его явственно почуствовал.Я плюхнулся на ноги и,конечно,на задницу в упругую подушку из обрезков.Меня мгновенно переполнило ликование.
- Йэх! Вот это да!От здорово!
- Страшно?-спросил Фимка.
- Неа,-соврал я.-Вернее,сначала страшно,а потом,когда летишь,уже не страшно.
А,знаешь,как здорово!Сначала падаешь,а потом летишь!-и я,захлебываясь,стал пересказывать свои ощущения.
- Фимка,давай!-кричал я,-Ты сейчас полетишь.Это как-будто тебя пружиной кверху тянут.Ну давай,лезь!Лезь,я тебе зонтик подам!
- Да нет,-не проявил энтузиазма Фимка,-я потом.Вовка,а ну давай еще раз.
- Давай,Вовк!-подхватил я.-Только зонтик держи крепче,двумя руками.Щас получится.Ты знаешь,прыгай по-дальше,вот сюда,на этот угол.Щас я сюда кожу пододвину.
Я энергично принялся двигать двумя руками кожу на угол ямы.Но обрезки цеплялись друг за друга,обтекали мои руки и я впустую греб.
- Фимка,ну помоги,че стал!
- Не надо,Семка,-сказал,карабкаясь на клеть Вовка.-Я лучше на середину...
Самым длинным и тяжелым был Фимка,ему было уже тринадцать.Нам с Вовкой по десять и он был худощавым и самым легким.
Я подал ему зонт.Он устроился наверху,сев на корточки и сдвинув ступни и стал открывать зонт,который я закрыл,чтобы удобней было подавать...
Над ближним краем ямы на высоте метров двух была зачем-то натянута проволока.Вобщем-то,она не мешала, если прыгать чуть дальше середины.Открыв зонт,Вовка вдруг потерял равновесие,затем,качнувшись назад,он успел двумя руками схватиться за зонт и неуверенно прыгнул.Падал он как-то криво.Вдобавок по дороге он зацепил зонтом злополучную проволоку и тот мгновенно вывернулся на изнанку. Упал Вовка неудачно - на одно колено и на локоть левой руки.Сначала он вскочил на ноги,ошалело глядя вокруг,потом,распрямляя левую руку,громко застонал.
- Уй-ю юй!М-м-м!
От боли он заплакал.Я подбежал и потрогал руку. Она распухала на глазах.Вовка,
слегка качаясь, поглаживал ее и тихо мычал.В глазах стояли слезы испуга и боли.Фимка помчался за вовкиной мамой,тоже тетей Саррой,женщиной на вид хрупкой, но на деле энергичной, настойчивой и строгой.
Сбежалось много народу.Сначала ругали всех нас и все хором-свои и чужие родители.Потом родители стали ругаться между собой,обвиняя друг друга в том,что это именно их ребенок такой плохой и это несомненно он все и придумал.Больше всех,почему-то,досталось долговязому и спокойному Фимке.ЕгО мать,тоже тетя Сарра,отхлестала куда ни поподя ремнем,крича при этом, что он не дома,а у чужих людей и нечего тут... И так далее. Вовка вывихнул руку в локте. В больнице ему быстренько вправили предплечье на место,и через день он уже был здоров.
Мне отец,когда пришел вечером с работы,дал один раз по заду рукой и сказал,чтобы больше этого не было.Мама кричала и ругала меня еще долго,уверяя,что я обязательно убьюсь...Так закончился мой первый в жизни летный день.

Продолжение следует...

Вернуться в «Паратворчество»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

Хостинг Majordomo.ru
cron